КНИГИ

В поисках гармонии

Воспоминания

Шалумов Б.З.

Москва: Собрание, 2012. 360 с.

В настоящее издание вошли воспоминания автора о жизни протяженностью 70 лет и осмысление событий, происходивших в жизни ученого, художника, путешественника. В книгу вошли фотографии с родными, друзьями и коллегами.


Н.А.Рожков: историк и общественный деятель

Волобуев О.В.

Москва: Собрание, 2012. 320 с.

Данное исследование является первой опубликованной на русском языке монографией об историке Н.А.Рожкове (1868–1927), авторе около 400 публикаций и 12-томной «Русской истории в сравнительно-историческом освещении». К настоящему времени назрела необходимость выйти на новый уровень научного осмысления жизненного пути и творчества Рожкова с акцентом на то, что почти не изучено или представляется дискуссионным в биографии и творчестве ученого. Такова цель, которую поставил автор. Монография состоит из двух частей. Первая, воссозданная на широком круге источников, в том числе архивных, биография Рожкова, охватывающая его научный путь, педагогическую, общественно-политическую и просветительскую деятельность. Вторая содержит анализ трех составляющих его историко-социологической концепции, включающих социальную статику, социальную динамику и теорию психических типов. В монографии на материале обобщающего 12-томного труда Рожкова раскрываются возможности и условия применения сравнительно-исторического метода к выявлению общего и особенного в истории России и других стран, к познанию закономерностей общественного развития. Автор в ряде случаев пришел к новым выводам в историографических оценках концепции Рожкова с точки зрения состояния современного исторического знания.


Судьба реформы

Русское крестьянство в правительственной политике до и после отмены крепостного права (1830–1890-е гг.)

Христофоров И.А.

Москва: Собрание, 2011. 368 с.

Крестьянская реформа 1861 года — центральное событие российской истории XIX века — предстает в книге И.А.Христофорова как длительный процесс, полный интригующих поворотов и непредвиденных мутаций. В центре повествования два переплетающихся сюжета: с одной стороны — представления правительственных и общественных кругов об идеальном крестьянине и о том, как его создать, а с другой — правовые и административные реалии в русской деревне, которые с успехом «сопротивлялись» любым переменам.

Для научных работников, преподавателей вузов и всех, интересующихся российской историей.


Россия, кооперация, христианство

Избранные исследования

Анцыферов А.Н.
Телицын В.Л. (cоставитель)

Москва: Собрание, 2011. 332 с.

В кни­ге пред­став­ле­ны ма­ло­из­ве­ст­ные, а так­же ра­нее не из­да­вае­мые в Рос­сии ис­сле­до­ва­ния Алек­сея Ни­ко­лае­ви­ча Ан­цы­фе­ро­ва — эко­но­ми­ста, ста­ти­сти­ка, де­мо­гра­фа и ис­то­ри­ка коо­пе­ра­тив­ной мыс­ли. Его тру­ды ин­те­рес­ны тем, что при ана­ли­зе осо­бен­но­стей раз­ви­тия на­цио­наль­ной эко­но­ми­ки и вы­ра­бот­ки оп­ти­маль­ных пу­тей ее раз­ви­тия, Ан­цы­фе­ров при­зы­ва­ет ак­цен­ти­ро­вать вни­ма­ние на со­че­та­нии та­ких эле­мен­тов, как на­род­ные тра­ди­ции, осо­бен­но­сти рос­сий­ской мен­таль­но­сти и без­ус­лов­ность влия­ния ми­ро­во­го про­грес­са на об­ще­ст­во. Без уче­та осо­бен­но­стей этих со­став­ляю­щих лю­бая со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ская ре­фор­ма в Рос­сии об­ре­че­на на про­вал.


Новомирский дневник

Кондратович А.И.
Кондратович В.А. (cоставитель)
Сокол Е.А. (cоставитель)

Москва: Собрание, 2011. 952 с.

Перед вами дневник Алексея Кондратовича, одного из ближайших сподвижников великого поэта А.Т.Твардовского, в то время редактора журнала «Новый мир», который позже назовут «первой ласточкой общественного обновления». Это удивительный, счастливо сохранившийся документ, по выражению одного из первых познакомившихся с ним, «многолюдный, гудящий человеческими голосами, как роман».

В этих, сделанных по горячим следам событий записях, запечатлелись и царившая в редакции журнала атмосфера творческого энтузиазма, страстного порыва к «правде сущей, правде, прямо в душу бьющей, да была б она погуще, как бы ни была горька», и благодарная реакция множества читателей, и, наконец, яростное сопротивление всевозможных «руководящих инстанций», в конце концов вынудивших Твардовского расстаться со своим любимым детищем.